ЛАДИМ.orgСТАТЬИвсе статьи||| главная страница | для контактов

 на сайте:

еще материалы автора:

Обзор интернет-инструментария / Васильев-Рысовский А. (2008)
Коллекция ссылок на полезные и качественные "инструменты", доступные через сеть Интернет в режиме онлайн (добавлено 12.04.2008)

Андрей Васильев-Рысовский

Андрей Васильев-Рысовский. Фото слева - с моей Любашей, 1995 г., справа - г. Боровичи, 2007 г.

Редактор-плотник-программист и пр. и пр., активный участник создания экопоселения в деревне Рысово Новгородской области в 90-х годах 20 века. В настоящее время проживает с семьей в СПб.
Подробнее о Рысовском..

* * * * * * * * *

 

 

Статья предоставлена: автором
Стаья опубликована: ЛАДИМ.org

А. Васильев-Рысовский
Про деревню Рысово

Как мы оказались в деревне Рысово
фотогалерея Рысово
впечатления о пребывании в экопоселении Рысово


 

фотогалерея Рысово

Фотогалерея Рысово, которая для экономии места организована в ЖЖ – это дополнительный ресурс к нашему сайту. Фотографии можно просмотреть по годам (1993 – 1997 г.г.), а также по событиям – семинар перманентной культуры (ведущий Макс Линдегер, экопоселение Кристал Вотерс, Австралия), первая группа волонтеров из стран Европы, сотрудничество с кружком юных орнитологов из СПб, летний палаточный лагерь молодежи г. Боровичи, а также узнать кто нам помогал и был в гостях.


 

Как мы оказались в деревне Рысово

Установка указателя в Рысово. Слева направо: Глеб, Дима Андросов, Герман

ПРЕДИСЛОВИЕ

Этот материал о группе петербургских энтузиастов, предпринявших попытку строительства экодеревни в Новгородской области в 1990-х годах. Воспоминания взяты из материалов заявки на грант одного иностранного фонда (октябрь, 1994). Перечень авторов неполный – среди них нет Юрия Воинова, Валерия Данкевича, Михаила Дрожженикова, Кати Данкевич (тех, кто был в первых рядах), а также примкнувшим позднее Михал Михалычу, Тани Чусовой ... – других я уже не могу вспомнить. Было много проходящих людей, задерживающихся на какое-то время, но упомянутые выше и авторы публикуемых воспоминаний были основой всей рысовской компании. Я невольно вспоминаю многие события и переживания, которые стоят за этими лаконичными строками и про которые, может быть, будет написано.

Александра Сазонова:
В ноябре 1991 года мне пришла в голову мысль собрать группу единомышленников, и я подала объявление в газету... Звучало оно примерно так: "Откликнитесь, уставшие от суеты и грязи городов, желающие жить на природе, в чистом и красивом месте, чисто и по-человечески". Откликнулось свыше 4-х тысяч из всех областей СНГ. Со многими я переписывалась более полугода. Часть из живущих в Питере, познакомились между собой, собирались вместе, обсуждали, сравнивали свои мечты и планы. Затем была статья в Питерской газете и выступление по Питерскому радио, где я, помимо прочего, просила тех, кто знает, сообщить адрес какой-нибудь живописной заброшенной деревеньки в Ленинградской, Псковской или Новгородской области. Звонков с адресами деревенек было несколько. О деревне Рысово сообщила одна женщина. Говорила она взволнованно и хорошо. "Это место очень красивое и необычное. Красивее всех окрестных деревень. Там хочется молиться. Хотелось, чтобы деревня воскресла, чтобы там жили люди". И так, в конечном итоге, мы оказались именно здесь – в глухом, малодоступном, трудном, но действительно очень красивои, чистом, спокойном месте.

Герман Балашов:
— Идея жизни среди природы зародилась где-то в 1990 году. Были безуспешные поездки в Псковскую область, время разочарования в собственных планах. Но все-таки судьба повернулась ко мне лицом., и я попал в компанию по интересам. Но через некоторое время опять понял, что занимаемся болтологией. Но среди этой болтологии я услышал от Александры, что где-то есть деревня. Долго мы собирались туда ехать, говорили, говорили и говорили. Мне это все надоело. Я продал стиральную машину, еще помогли добрые люди и с 15 тысячами в кармане, с одним напарником из "зеленых" прибыл в Рысово. Сначало все было ужасно. Был апрель, грязь, снег, холод, большие расстояния, большие кирзовые сапоги. Мой напарник сломался, я почти тоже., но подумав. все-таки решил купить то, что мы увидели. А увидели мы дома. словно пережившие нашествие татаро-монгол. Покупка была сложной – хозяева больших домов жили кто-где. Я обратился к Председателю местного колхоза и она помогла мне быстро все оформить. Я и все мои компаньоны были рады, да только их осталось очень мало. Вот таким образом мы впервые ступили на Рысовскую землю.

Андрей Леонтьев:
— Жизнь на природе – мечта моей жизни, из которой прожито почти 45 лет. Но как жить там и не потерять основные блага, которые дает нам город, как совместить прелести сельской глуши с городским бытом? Вопросы, на которые я искал ответа. Два года назад я случайно прочитал статью А. Сазоновой о проекте поселения городских жителей в деревне. Так началось целенаправленное движение к этой цели. И вот я в Рысово. Я ощущаю радость свободного труда на земле, но вижу перед собой огромное число проблем, которые нужно преодолеть, чтобы обосноваться здесь. Как и мои соратники надеюсь на счастливый исход нашего начинания.

Ирина Дрожженикова:
— Я ощущаю все яснее, что город (как он есть) – ненормальное место для жизни человека в плане трыва от природы, в плане организации пространства (особенно новостройки последних лет). Он плохо действует на людей: их психику. эмоции. интеллектуальное развитие и здоровье. Поэтому я считаю, нужно искать пути выхода из этой ситуации. Жизнь показывает, что это тоже отмирающий способ существования человека. Нужно искать новые формы организации жизни людей в контакте с природой. Импульс к практическому решению этой задачи дала Саша, объявив о намерении организовать общину в сельской местности на экологической и духовной основе. Необходимость поиска решений этой проблемы подтвердило то, что огромное количество людей откликнулись на Сашино предложение. Это насущная потребность людей и лично моя. И вот я здесь. В условиях сильно ограниченных возможностей не оставляю надежды что-то менять к лучшему и очень дорожу тем, что здесь есть единомышленники, которые взялись за дело неотступно и энергично.

Ольга Андросова:
— Мне 28 лет, увлеклась идеей экологического поселения 8 лет назад, учась на 4-м курсе факультета естествознания ЛГПИ им. Герцена. Это было связано с попыткой создания экологического поселения в Ленинградской области. К сожалению, попытка оказалась неудачной в силу редкого сопротивления администрации. После института в течение двух лет я занималась экологией озер, но желание жить в экодеревне привело меня в 1992 году в фермерскую школу. Во время учебы познакомилась с группой энтузиастов по созданию экологической деревни, к которой с радостью примкнула. Вместе в 1993 году мы смогли получить земельный участок в Новгородской области, где и пытаемся сейчас создать экологическое поселение.

Андрей Васильев:
— Я родился, учился и работал в СПб. Три года назад я не мог представить свою жизнь в деревне. Однако, судьба сделала поворот, и я поступил на курсы подготовки фермеров, чтобы получить землю и выращивать лен. Тогда у меня сложились некоторые представления об устройстве деревенской жизни, но единомышленников я не знал. На курсах познакомился с Ольгой, а через нее – с другими ребятами. Стремление этих людей создать духовную общину или экологическое поселение совпадало и дополняло мое стрмление жить и работать в деревне, и поэтому, летом 1993 года, я уехал в деревню, помня о том, что вера без дел мертва, как и дела без веры.

Так как Валерий Данкевич, управляющий делами фонда "Эковиль СПб", не считает возможным выделить время для воспоминаний, необходимо отметить, что он сыграл немаловажную роль в обживании деревни Рысово.

Некоторые фотографии:

Александра Сазонова с дочерью Никой Самый уцелевший дом в Рысово. Фото 1992 или 1993 г.г. Ирина Дрожженикова
Валерий Данкевич На берегу озера Федюшино по дороге в Рысово. Слева направо: Герман Балашов, Андрей Васильев, Андрей Леонтьев. Фото 1995 г. Тот же дом, который стал общим. Фото май, 1997 г.

Когда я приехал в деревню, слово "экология" было для меня пустым звуком, многое было удивительно и непонятно. Например, местное наречие – "О, дивья тебе!", "Послушай, жаланный!", "пришед, пришедцы" или смена ударного слога в некоторых словах воёт [на ё], ручей [на у], и т. д. Я просто влюбился в этот говор и как грустно, что он также умирает вместе с новгородскими деревнями. Запах деревенской избы, тишина от которой ломит в ушах, зайцы выбегающие на дорогу перед самым носом, птицы необычно звучащие при полете, повальное пьянство местных мужиков, да и некоторых женщин, комары-мошка, супер бездорожье до Рысово с развалившимися избами...

Андрей и Георгич в арендованном доме в Кочерово

Первыми переехали Валера и я, поскольку были безсемейные, хотя Андрей Леонтьев, как человек семейный и более практичный чем мы, жил в городе и высаживал картофель, потом начал разводить пчел и постепенно стал больше времени проводить в деревне. Мы же с Валерой постоянно жили на две деревни – в нашей и в соседней (в 5 км), где еще было электричество и асфальтовая дорога. Пару раз за день сходить туда-сюда было уже не проблема, хотя когда я только приехал цифры 3 и 5 км повергали меня в удивление. Другие наши товарищи оставались в городе и служили группой поддержки и выполняли определенные функции – искали единомышленников, готовили регистрацию общественной организации "Экологическая деревня Рысово", приезжали или на семинары или в отпускное время на побывку в деревню.

Вспоминается один из первых уроков, который я и Валера получили от Природы. В тот год договорились с Василичем – хозяином, родившимся в Рысово, а теперь проживавшим в Щитово, чтобы скосил тракторной косилкой нам в Рысово с полгектара травы на сено. Скосил. Надо ворошить, а чем – инструмента нет, да и как это... В соседней деревне нам отдали одни деревянные грабли и одни навозные вилы. Вилами то о-очень хорошо ворошить – руки так и отваливаются. Вообщем, мы с помощью Саши Сазоновой кое-как собрали траву в кучи, с помощью совхозной лошади собрали эти кучи в небольшой стожок. И вот, поскольку траву мы не досушили, а оставлять в стоге такую нельзя, решили раскинуть стожок и досушить – благо что погода стояла прекрасная – жара, на небе ни облачка... Раскинули стожок и решили пойти чайку испить. Развели костер, согрели чай, пьем. Мимо идут мужики во главе с Василичем (они рядом тоже стога ставили) поздоровались, улыбаются и говорят – мы тоже чай идем пить, а то сейчас ливанет... Посмеялись мы в ответ на слова ливанет – над нами ни облачка! Да только не успели чаек мы свой допить, как такой дождь ливанул, грибной, плотный, на полчаса – что нам уже было не до смеха, а совсем грустно – столько трудов положено и все загублено! В конечном итоге кое-как собрали мы этот многострадальный стожок. Потом уже, помогая моим дорогим старикам на сенокосе, стал понимать как и чего надо делать, научившись у них. Так что, хочешь трудиться на земле – смотри на небо!

И уже позже я начал чувствовать природу так, что многие действия происходили по интуиции. Тогда пришло понимание – меня окружает некое не просто сочетание полей, леса, людей и другой дикой живности, а все это находится в постоянном общении и требует от тебя такой же открытости. Стал вырисовываться образ экологической деревни, как некоего живого организма.

"Я считаю, что невозможно строить экологическую деревню, в которой будут только дома, хозяйства, люди. Я взращиваю ее, как живое существо, открытое Миру, проводящее Его энергии. И чем бережнее мы передаем эти энергии друг другу, тем успешнее созидаем жизнь, представление о которой хранится в глубине твоего Сердца." (Письма деревни Р. от 15.10.95)

"Мы вплетаем в Природу образ нашей жизни и хотим сделать это красиво и бережно. Для этого многое нужно понять и узнать, от многого отказаться и многое преодолеть. Мы строим деревню, где каждый житель мог бы иметь крышу над головой по своему усмотрению, питаться хорошими продуктами, пить чистую водду, дышать свежим воздухом, работать, общаться с друзьями, развлекаться, а душа находилась бы в гармонии с окружающим миром... Для нас понятие экологической деревни это – сочетание дикой природы, сельского хозяйствования, комфортного образа жизни и международного экологического движения" (Новости БИКНО, август 1995)

Такие мысли привели к осознанию жизни в сельской местности как своеобразному миру, совершенно отличному от мира городского жителя.
В деревне, если тебе холодно, надо принести дров и стопить печь – станет тепло. Нет нормальных дров, т.к. не заготовил во время – будешь мерзнуть, а в городе, если холодно (центральное отопление еще не включили), надо купить дополнительный обогреватель и тогда будет тепло или ждать когда его включат, или ждать когда ремонтники починят трубу, а они что-то не чинят... Это некоторое образное сравнение. Другими словами можно сказать, что в деревне человек напрямую зависит от своих телодвижений, от своей мудрости, а в городе человек зависит от поступков множества других людей. В деревне человеку без открытости своего сердца трудно, а в городе быть закрытым – необходимое условие. И т. д. и т. п.

Если построить комфортный дом в деревне со всеми прелестями цивилизации и не понять, что музыка полей ничего общего не имеет с современной городской музыкой, что невозможно отгородиться от существующей "неэкологической" окружающей действительности, не стать открытым и тактичным к людям и природе, то это будет просто "домик в деревне". Вы никогда не жили в деревне? Тогда трудно понять что Город и Деревня два разных мира. Просто разных. Примите это Сердцем...

Вид на  центральный холм  деревни

Продолжение следует...


 

впечатления о пребывании в экопоселении Рысово

Андрей Алексеевич БУРОВ, руководитель кружка орнитологии “LARUS” СПбГДТЮ

И, наконец, главное событие лета – наша первая большая экспедиция. Ещё весной мы получили предложение посетить экологическую деревню Рысово. Отдавая дань моде и щедрости грантодателей, по стране тогда возник целый ряд моделей устойчивых экологических поселений человека. Одним из них было Рысово. Мы приехали туда 5 августа 1996 года. Вторым руководителем и главным ботаником была Аня Титова, тогда студентка каф. геоботаники Университета, волонтёром – Григорий Генихович, тоже студент биофака СПбГУ. Силы наши в тот год были брошены на знакомство с территорией, инвентаризацию растительных и животных объектов. И эта экспедиция установила новый рекорд длительности – 20 дней! Ещё мы познакомились с настоящими иностранными эко-туристами, отечественными скаутами и местным козлом, получившим имя "Чавкающий ужас". По итогам лета Томка выпустила первый и единственный номер журнала "Сурепка", а козел стал одним из популярных персонажей кружкового устного, письменного и художественного фольклора. Научным выходом работ в Рысово был список живых организмов территории – птиц, млекопитающих, насекомых, лишайников и сосудистых растений.

2-я экспедиция в Рысово состоялась в августе 1997 года. Наши исследования вышли за пределы эко-деревни. В Яковищинских Ключах нам удалось познакомиться с семьей настоящих Драконов (местные жители говорили о них шепотом). Мы посетили все окрестные озера, прошли вдоль реки Удины. Орнитологические маршруты продолжительностью по 10 – 12 часов стали нормой. Мы узнали о том, что основной единицей измерения расстояния в деревнях Новгородской области являются "километра 2-3", истинное значение которых колеблется от 2 до 8 км. К сожалению, Рысово как экопоселение уже входило в эпоху своего заката, энтузиасты-организаторы покидали его один за одним.

* * *

Томка, участница экспедиции кружка орнитологии “LARUS” СПбГДТЮ

Рысово – экологическое поселение. Я – ботаник. Анька Трескунова ставит ловушки для мышей, Димка ловит жуков. У озера болотистые берега, поросшие цикутой, можно провалиться по пояс. Шершень ест стрекозу. Мы едим малину и черную смородину. Через овраг живут волонтеры из Европы. Майкл из Англии, а Оливье – из Швейцарии. Он не знает, что у нас Оливье – это салат такой. Меня поят яблочным сидром.

* * *

Примечание: идея сотрудничества с кружком юных орнитологов мне пришла в голову после того, как я прочитал в Боровичском краеведческом музее неизданную книжечку Виталия Бианки "Птицы Мошенского района". Тогда и возникла идея – провести мониторинг современной орнитофауны. Причем участия в этом процессе детей было бы очень уместным по разным соображениям. Первым шагом ее воплощения стало знакомство с Еленой Витальевной Бианки, дочерью писателя. Вторым шагом – знакомство с Андреем Алексеевичем Буровым, руководителем кружка орнитологии “LARUS” СПбГДТЮ (Дворца пионеров, как он раньше назывался). Андрею идея понравилась и в конце-концов в 1996 году ребята приехали в Рысово, а затем еще раз в 1997 году. До сих пор храню тетрадь-гербарий растений, сделанный ребятами во время экспедиции. Также по окончании экспедиции был написан отчет, который хранится в Боровичском краеведческом музее. [ Андрей Васильев-Рысовский ]

* * * * * * * * *

ВЫСКАЗАТЬСЯ, ЗАДАТЬ ВОПРОС

© ЛАДИМ.org 2017. О ПРОЕКТЕ