ЛАДИМ.orgСТАТЬИвсе статьи||| главная страница | для контактов

 на сайте:

 

 

 

Материалы предоставлены: ЖЖ knigipoistcccp
Материалы опубликованы: Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. 1918-1939. Документы и материалы. В 4-х т. Под ред. А.Береловича, В. Данилова. - М.: "Российская политическая энциклопедия" (РОССПЭН), 2000-2005.

Советская деревня
глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД

1918-1939
Документы и материалы

том I     том II     том III кн. 1     том III кн. 2

 


 

том I
1918-1922 гг.
Под ред. А.Береловича, В. Данилова. - М.: "Российская политическая энциклопедия" (РОССПЭН), 2000. - 864 с.

Первый том документального издания "Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. 1918-1939 гг." содержит материалы, относящиеся ко времени гражданской войны и перехода к нэпу, когда противостояние крестьянства большевистской диктатуре принимало характер вооруженного повстанческого движения. В научный оборот вводятся документы из ранее совершенно засекреченных архивов советских спецслужб. Речь идет о почти ежедневных информационных сводках, а также справках, докладах и обзорах, представлявшихся спецорганами (ВЧК, а с 1922 г. - ГПУ) узкому кругу лиц в высшем государственном и партийном руководстве и содержащих сведения о положении и настроениях населения, о политических событиях и движениях в городе и деревне. В предлагаемом вниманию исследователей и всех интересующихся историей сборнике систематизирован материал о деревне, о настроениях крестьянства и его участии в событиях, потрясавших Россию, Впервые вырисовывается подлинная картина страны, охваченной огнем крестьянских восстаний, хозяйственной разрухой и нараставшим голодом, который в 1921 - 1922 гг. унес миллионы жизней.

ББК 63.3 (2)6-2
ISBN 5-86004-184-5
ISBN 5-8243-0153-0
© А.Берелович, В. Данилов и др., 2000.
© Институт российской истории РАН, 2000.
© Дом наук о человеке (Франция), 2000.
© Центральный архив ФСБ РФ, 2000.
© "Российская политическая энциклопедия" (РОССПЭН), 2000.

Авторы выражают благодарность МИДу Франции за постоянную помощь в осуществлении российско-французского научного проекта, первым результатом которого является этот том,а также Фонду Джанджакомо Фельтринелли (Италия), оказавшему содействие в его издании.

Археографическое предисловие

Данный сборник представляет собой научную публикацию комплекса информационных документов по истории советского крестьянства в 1918—1922 г. В нем впервые публикуется до недавнего времени недоступная исследователям документация ВЧК—ГПУ, имевшая грифы "секретно" и "совершенно секретно". Данный сборник является не только тематическим, но и видовым, так как в него вошли документы, в подавляющем большинстве, одной разновидности: информационные сводки. Немногочисленные отступления вызваны объективными причинами, прежде всего, степенью сохранности архивных документов ВЧК.

Исходя из степени обобщения информации и территории ее сбора, документы можно условно разделить на две большие группы: информационные документы оперативного характера и аналитические документы. В первую группу входят документы местных органов ВЧК за 1918—1920 гг. (двухнедельные и месячные информационные сводки губчека, информационные бюллетени, доклады с мест), документы центрального аппарата ВЧК—ГПУ за 1919—1922 гг. (информационные недельные сводки секретного отдела, оперативно-информационные сводки секретно-оперативного управления, госинформсводки ин-формотдела), документы особых отделов армий за 1919—1920 гг. (информационные сводки и бюллетени) и документы о борьбе с повстанцами войск ВЧК—ВНУС за 1918—1922 гг. (оперативные сводки штаба Корпуса войск ВЧК, с 1919 г. — штаба войск ВЧК, с 1920 г. — оперативные и оперативно-разведывательные сводки ВНУС). События первой половины 1918 г. освещаются в сборнике также незначительным числом документов НКВД и Наркомвоена.

Как показало изучение архивных фондов, центральное место в комплексе информационных документов ВЧК—ГПУ принадлежало ин-формсводкам. Именно эти документы наиболее оперативно, полно и достоверно представляли высшему руководству страны реальные настроения различных слоев населения, экономическое положение и деятельность всевозможных учреждений и организаций "от Москвы до самых до окраин". На протяжении 1919 и 1920 гг. на основе местных сводок, докладов губчека и военных сводок составлялись еженедельные информсводки секретного отдела ВЧК. Первая из выявленных и публикуемых в сборнике сводок секретного отдела (№ 15 за 1—8 августа 1919 г.) свидетельствует о том, что, по меньшей мере, были составлены еще 14 сводок, т.е. начало их составления можно отнести к апрелю 1919 г.

Имеющиеся сведения о личном составе секретных отделов губчека, основных "поставщиков" информации для сводок, возможно, отчасти помогут объяснить, почему в этот период составлялись еженедельные сводки. Но, пожалуй, интереснее тот обобщенный портрет сотрудника губчека, который возникает при чтении этих данных.

Итак, в середине 1920 г. секретные отделы губчека насчитывали всего 1805 человек, из них начальное образование имели 1158 человек (64,1%), обучались в средней школе 225 человек (12,46%), окончили среднюю школу 247 человек (13,68%), высшее образование имели 15 человек (0,8%). При этом члены РКП(б) составляли 75,7%. Интересные данные приведены о работоспособности сотрудников секретных отделов: работа лишь 29,69% из них оценена как хорошая и 46,75% названа удовлетворительной. По профессиональному составу до поступления в ЧК более всего было рабочих (20,05%), бывшие солдаты, матросы и милиционеры составляли 14,5%, ремесленники — 9,3, канцеляристы — 15,1, учащиеся — 10, торговые служащие, счетоводы и бухгалтеры — 10,8, крестьяне — 8, учителя — 1,4, юристы — 0,1% (всего два человека). По национальному составу подавляющее большинство составляли великороссы (75,1%), второе по численности место приходилось на латышей (7,59%)*. [* РЦХИДНИ. Ф.5. Оп.1. Д.2563. Л.З.]

В 1921 г. в оперативном отделе стали составляться ежедневные "оперативно-информационные сводки секретно-оперативного управления ВЧК". Сводки печатались в 10 экз. и рассылались для ознакомления высшему руководству государства. Список адресатов постепенно увеличивался и впоследствии состоял из 34 лиц. Безусловно, это был один из основных источников информации, с учетом которой принимались те или иные решения. Так, в Биографической хронике В.И.Ленина, неоднократно указывается, что Ленин просматривал сводки**. [** См.: Биохроника. Т.10. С.630 и др.] Сводки и выписки из сводок отложились в архивных фондах высших учреждений страны, первые лица которых фигурировали в рассылочных листах. Сообщавшиеся негативные факты служили для ведомств руководством к действию.

Руководство ВЧК прекрасно осознавало роль и значение информации для успешного выполнения возложенных на него задач. В многочисленных директивных документах этого периода неоднократно обращалось внимание на необходимость критического отношения к собранным фактам, недопустимости приведения в сводках вместо цифр оценочных характеристик типа: "катастрофическое понижение производительности труда" и т.п. "Недостаточно хорошо организовать собирание фактического материала необходимо также тщательно про-критиковать весь поступивший материал и взять из него для информационной сводки лишь факты, события, цифры, имеющие государственное значение. При этом следует избегать вредных обобщений единичных фактов и случаев, обнаруживающих лишь известную тенденцию в том или ином направлении, чтобы таким путем не сгустить красок и не создать совершенно ложное представление о действительном положении вещей" — говорилось в одном из циркулярных писем представителя ВЧК по Сибири И.П.Павлуновского***. [*** ЦА ФСБ РФ. Ф.1. Оп.6. Д.626. Л.261.]

С начала июня 1921 г. в специально образованном отделении госинформации информотдела ВЧК стали составляться госинформсводки. Госинформсводка № 1 за 4 и 5 июня 1921 г. имела еще и валовый № 57, что свидетельствует о ее преемственности с оперинфсводкой, последняя из которых имеет делопроизводственный № 56 (см. док. № 238 и № 237).

Госинфсводке отводилось важное место в системе информации ВЧК—ГПУ. Она являлась базовым документом для составления других информационных материалов. На основе госинформсводок составлялись спецполитсводки, спецпромсводки, совстройсводки, продсводки, фин-сводки, военсводки, коопсводки, земсводки, партсводки, спецсводки о пьянстве и выгоне самогона, а также ежемесячные обзоры о политикоэкономическом состоянии республики, обзоры повстанческого движения.

Госинформсводки имели четкую схему построения, перешедшую от оперсводки. Информация группировалась по военным округам, а внутри них по губерниям. Указывался источник каждой информации, чаще всего это были "разговоры по прямому проводу" с представителями губчека (в этом случае в сводке приводилась не только дата, но и точное время разговора), сводки губчека, транспортных отделов чека, телеграммы из особых отделов фронтов и армий. Сообщения передавались накануне или в день составления сводки. Таким образом, информация носила самый оперативный характер. Содержательная часть сводок была регламентирована соответствующими директивными документами и являлась ответами на установленные в них вопросы (подробно об этом сказано выше, в историческом предисловии). Требования, предъявлявшиеся к организации информационной работы, методы передачи информации для сводок, характер происхождения источников текста, широкий охват территории — все это свидетельствует о достоверности и репрезентативности сводок как исторического источника.

Стабильность формы и тематики содержания, широкая география предоставляемой информации в сочетании с протяженными временными рамками существования позволяют применять самые современные методы исследования комплекса информационных документов, публикуемых в сборнике.

Документы сборника выявлены в фондах двух архивов: Центрального архива ФСБ РФ (ЦА ФСБ РФ) и Российского государственного военного архива (РГВА). За 1918 г. публикуются также небольшое число информационных документов ВЧК, публиковавшихся в периодической печати: газете "Известия ВЦИК" и "Еженедельнике чрезвычайных комиссий по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией".

Сборник построен по хронологически-видовому принципу. Внутри годовых разделов документы сгруппированы в блоки в зависимости от вида документа и его происхождения. Так, внутри 1918 г. сгруппированы информационные листки отдела управления НКВД, другую группу составляют сводки штаба корпуса ВЧК и т.д. За 1919 г. отдельные блоки составили еженедельные информсводки секретного отдела ВЧК, доклады с мест, сводки штаба войск ВЧК и т.д. 1921 г. представлен тремя блоками документов: оперативно-разведывательные сводки штаба ВНУС, оперинфсводки, госинформсводки ВЧК. За 1922 г. публикуются госинфсводки и обзоры. Каждая группа документов имеет групповой заголовок, в котором указана разновидность публикуемых документов и автор — учреждение, в котором они составлены. Затем указана их суммарная дата и гриф секретности. Документы внутри группы расположены в хронологическом порядке. В публикуемых документах за 1918—1920 гг. грифы "секретно" и "совершенно секретно", несмотря на секретный характер информации, еще не являлись элементами формуляра. К 1921 г. по мере упорядочения ведения делопроизводства в военном ведомстве и в аппарате ВЧК, документы приобрели постоянный гриф секретности.

В индивидуальном заголовке, входящих в группу документов, приводится делопроизводственный номер (при его наличии в документе) и, если это сводка или бюллетень, дата, за которую содержится информация. Ниже указывается дата составления данного документа

.

В ежедневных сводках она часто совпадает с датой информации. Порядковый номер документа в сборнике предшествует делопроизводственному и отделяется от него косой чертой.

В оперинфсводках и госинфсводках опущены следующие элементы: названия военных округов*, за исключением тех случаев, когда сообщаемая информация относится к военному округу в целом без указания губерний или приводится единый для всех губерний, входящих в военный округ, источник информации; указания о направлении выписок (имелись только в сводках за 1922 г.), подписи должностных лиц под сводкой, лист рассылки. В 1921—1922 гг. госинфсводки удостоверялись подписями начальника информотдела ВЧК—ОГПУ (Борт-новского, а затем Ашмарина) и начальника отделения госинформации (М.Вольберга, с середины ноября 1921 г. — Рабиновича).

[* Территориальный состав военных округов см.: Центральный государственный архив Советской армии: Путеводитель. В 2-х т. Т. II. East View Publications, 1993. С. 450—457.]

При отборе документов для публикации решалась главная задача — отразить во всей полноте и многообразии жизнь деревни в различных районах страны, настроение ее жителей, в том числе и находящихся в Красной Армии, крестьянское повстанческое движение (причины, развитие, характеристики его участников и руководителей, лозунги повстанцев, методы подавления), деятельность местных органов.

Составители провели унификацию текста сведений об источниках информации, приведенного в сводках названий губерний.

Учитывая специфику публикуемых документов, прежде всего основной части — госинфсводок, опущена информация, не относящаяся к теме сборника: о городском населении — рабочих, служащих, интеллигенции, духовенстве. Опущены также сведения о ценах на рынках, приведенные в относительных величинах и не носившие регулярный характер. Так как госинфсводки составлялись ежедневно, то у составителей была возможность провести сравнительный анализ сведений об одном и том же событии и выбрать для публикации наиболее информационно насыщенные и яркие сообщения, опустив повторы и невразумительные формулировки.

Опущенный текст при публикации обозначен отточиями. Наличие отточий перед названием губернии означает, что опущен текст о предшествующей одной или нескольких губерниях. При публикации законченных частей текста, имеющих нумерацию, в данном случае пунктов сводок, отточия не ставятся. Здесь о пропуске текста свидетельствует цифра пункта.

Подготовка сборника осуществлялась в соответствии с "Правилами издания исторических документов" (М., 1990). Тексты публикуемых документов переданы по современным правилам орфографии с сохранением стилистических особенностей. Искажения в написании географических названий исправлены без оговорок.

Сборник снабжен научно-справочным аппаратом. Он включает историческое и археографическое предисловия, примечания по тексту и по содержанию публикуемых документов, список сокращений, именной и географический указатели. Биографические сведения об участниках повстанческого движения (так называемых бандитах), упоминающихся в тексте, предоставлены Центральным и местными архивами ФСБ и РФ и составлен специальный именной комментарий. Вместе с тем следует отметить, что в этом комментарии не даются биографические справки об общественных деятелях (В.И.Ленине, Л.Д.Троцком, М.Н.Тухачевском, А.И.Деникине, А.В.Колчаке и др.). В приложении дается именной список адресатов, получавших госинформсводки в 1921—1922 гг. Список адресатов составлен на основе листов рассылки по алфавиту фамилий с указанием ведомства, где работали адресаты и временных рамок, в течение которых данное лицо получало госинформсводки. В приложении также приводится таблица о количестве экземпляров госинформсводок, рассылавшихся в течение 1921— 1922 гг. В географический указатель вошли сведения о губернских областях и уездах.

Л.В.Борисова

Редколлегия и составители выражают сердечную признательность сотрудницам Центрального архива ФСБ Н.М.Перемышленниковой и Н.Н.Воякиной, оказавшим большую помощь в подготовке настоящего сборника документов к изданию.

полный текст тома I в формате DOC.


 

том II
1923-1929
Под ред. А.Береловича, В. Данилова. - М.: "Российская политическая энциклопедия" (РОССПЭН), 2000. - 1168 с.

Настоящий том содержит информационные материалы ОГПУ за 1923-1929 гг., охватывающие два весьма различных по характеру периода: период становления нэпа в собственном значении этого понятия - с начала 1923 г. до осени 1927 г. и период слома нэпа - с осени 1927 г. до конца 1929 г. Документы первого периода освещают многие вопросы хозяйственной, социально-политической и бытовой жизни деревни, дают в целом объективную информацию о причинах крестьянского недовольства (непосильные налоги, "ножницы цен", произвол местных властей и т.п.). Публикуемые документы дают конкретное представление о мучительно тяжелом выходе деревни из хозяйственной разрухи и голода, явившихся наследием мировой и гражданской войн. С хозяйственным восстановлением возрождалась и политическая активность деревни, обнаружилась общность политического сознания крестьянства, требовавшего представительства на всех уровнях государственной власти. В научный оборот вводится значительный документальный материал о движении за создание Всероссийского крестьянского союза. Резкие изменения в содержании и характере информации ОГПУ происходят в ходе сталинской "революции сверху". Слом нэпа, начавшийся с насильственных хлебозаготовок зимы 1927-1928 гг., выдвинул на передний план вопросы "о классовой борьбе", "о кулацком сопротивлении", "об антисоветской деятельности". Документы этого времени показывают, как создавалась и вводилась в действие командно-репрессивная система, как складывалось взаимодействие "чрезвычайных мер", "головотяпства мест" и "перегибов". Сопротивление деревни становилось все более массовым и решительным.

ББК 63.3(2)6-2
ISBN 5-86004-184-5
ISBN 5-8243-0143-3
© А.Берелович, В. Данилов и др., 2000.
© Институт российской истории РАН, 2000.
© Дом наук о человеке (Франция), 2000.
© Центральный архив ФСБ РФ, 2000.
© "Российская политическая энциклопедия" (РОССПЭН), 2000.
© ABerelowitch, V.Danilov, etc., 2000.
© Institut d'histoire de la Russie de l'Academie des sciences de Russie, 2000.
© Maison des sciences de l'homme (France)
© Archives centrales du FSB de la Federation de Russie, 2000.
© ROSSPEN, 2000.

Авторы выражают благодарность МИДу Франции и Дому наук о человеке за постоянную помощь в осуществлении российско-французского научного проекта, результатом которого является этот том, а также Фонду Джанджакомо Фельтринелли (Италия), оказавшему содействие в его издании.

Археографическое предисловие

Представляемый вниманию читателей второй том документальной серии "Деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД" является научной публикацией комплекса информационных документов центрального и местного аппарата ОГПУ за 1923-1929 гг. Работая над этим томом, составители стремились не только максимально раскрыть различные аспекты заявленной темы, но и показать особенности информационной работы ОГПУ в этот период. Вследствие этого документальный состав сборника отличается от первого тома.

Значительное место в нем занимают аналитические документы: обзоры, докладные записки. Начиная с середины 1922 г. и на протяжении всего десятилетия, в центральном аппарате ВЧК-ОГПУ составлялись ежемесячные обзоры о политическом и экономическом состоянии СССР. Специальный раздел обзоров был посвящен крестьянству. Важной особенностью обзоров, как исторического источника, является наличие разнообразных приложений к ним: статистических таблиц, листовок, воззваний и др.

Несомненный научный интерес представляет и публикация в сборнике двух докладных записок Ф.Э.Дзержинского в Политбюро ЦК РКП(б), написанных весной и летом 1924 г. Они характеризуют отношение Дзержинского к экономическим процессам и свидетельствуют о том, что в это время председатель ОГПУ считал главными не карательные, а экономические меры в борьбе с повстанческим движением крестьянства.

Со второй половины 20-х годов в ОГПУ стали составляться обобщающие документы по отдельным аспектам деревенской жизни, анализировавшие события нескольких лет. Так, в сборнике публикуются докладные записки: о кулацком терроре в деревне в 1924-1928 гг., об антисоветских проявлениях в деревне в 1925-1927 гг., о распространении антисоветских листовок, воззваний и прокламаций в 1926-1928 гг.

Наряду с появлением значительного количества документов аналитического характера в рассматриваемый период произошли изменения в составе информационных документов. Весной 1924 г. был прекращен выпуск земсводок и ежедневных госинформсводок, являвшихся основой информационного комплекса предшествующих лет. Первоначально были предприняты попытки перейти на двухнедельные, а затем на недельные госинформсводки, была выбрана трехдневная форма выпуска.

Изменилась структура госинформсводки: содержательная часть стала начинаться с перечня важнейших сведений, занимавшего, нередко, целую страницу. Оперативное информирование ведомств, в частности Наркомата земледелия, стало осуществляться путем рассылки отдельных выписок из сводок губотделов ОГПУ или других сводных материалов. Наряду с названными видами документов (информсводки, земсводки, выписки из информсводок) в сборнике публикуются различные тематические сводки, составлявшиеся информотделом ОГПУ в 1925-1926 гг.: о состоянии губерний, охваченных недородом; об экономическом расслоении и политсостоянии деревни; по вопросам землеустройства; о состоянии низовой сельской кооперации; настроениях сельской интеллигенции; ходе колхозного строительства и др.

Еще одной формой работы по выявлению настроений в деревне, которой придавалось большое значение в ОГПУ, являлась перлюстрация крестьянских писем. В публикуемой в сборнике сводке крестьянских писем приведены не только негативные оценки действий Советской власти, но и выдержки из тех писем, авторы которых активно поддерживали происходившие изменения (см. док. № 155, 326). В одном из сопроводительных писем такие сводки охарактеризованы как материал, "наиболее полно и непосредственно освещающий настроения крестьянства"[1]. [РГАЭ. Ф. 478. Оп. 1. Д. 1422. Л. 192.] Живой голос крестьянства звучит в письмах, листовках, в лозунгах массовых выступлений. Такого рода документы помимо конкретного фактического материала дают возможность отметить еще одно важное обстоятельство - стремление ОГПУ получать полную и адекватную информацию о происходивших процессах в обществе.

Правильность такого вывода подтверждает и докладная записка начальника информотдела ОГПУ Г.Е.Прокофьева "О движении бандитизма в СССР за период с 1 января по 1 октября 1925 г." (см. док. № 204). Статистические данные, приведенные в ней, вызвали сомнение у руководства ОГПУ. Для проверки была собрана специальная комиссия, которая пришла к выводу, что с мест, особенно из Украины, поступили недостоверные сведения, а соответствующие отделы ОГПУ недостаточно критически отнеслись к ним [2]. [ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 4. Д. 54. Л. 40-40 об.]

В период 1927-1929 гг. документы обзорно-аналитического характера превалируют, потому что информация органов безопасности естественным образом стала отражать внутренние процессы с изменениями политического курса в стране. Большевистский режим уже не мог управлять по-старому и для того, чтобы осуществить переход к новой политике - политике чрезвычайных мер - грубого, безжалостного нажима на крестьянство: выколачивания хлебозаготовок, применения репрессий и других - стал все чаще использовать в качестве основного инструмента карательные меры. Поскольку взаимоотношения с крестьянством расценивались как вопрос государственного значения, закономерно, что именно органы политического контроля с присущими им полномочиями, силами и средствами должны были обеспечивать достижение цели. Поэтому перед ОГПУ в качестве политической и практической была поставлена задача самого непосредственного участия с другими заинтересованными ведомствами решения всего комплекса проблем, существовавших в деревне, вплоть до борьбы с сельскохозяйственными вредителями (см. док. № 323, 341). Стремление всесторонне отслеживать и контролировать ситуацию привело к необходимости подготовки для высшего руководства подробных многостраничных докладных записок итогового характера (см. док. № 266, 322). Несмотря на большой объем, отказаться от их публикации было невозможно, потому что они представляют безусловную ценность для исследователей истории советского крестьянства, подтверждая или опровергая уже сложившиеся представления по различным аспектам проблемы. Составители поставили перед собой задачу открыть для научной общественности в новых исторических условиях полноценный комплекс источников.

В сборнике публикуются документы двух архивов: Центрального архива ФСБ РФ (ЦА ФСБ РФ) и Российского государственного архива экономики (РГАЭ). Все документы публикуются впервые.

Сборник построен по хронологическому принципу. В том случае, если документы выходят за рамки названного периода, они публикуются в виде приложения к разделу. Документы одного вида и происхождения, находящиеся в пределах какого-то отрезка времени, приводятся под групповыми заголовками. В этих случаях заголовки отдельных документов содержат лишь порядковый номер документа в сборнике, затем через косую черту делопроизводственный номер документа, а в круглых скобках - валовый номер. Грифы "секретно" и "совершенно секретно", имеющиеся у всех публикуемых документов, не воспроизведены. Также опущены пометы и резолюции делопроизводственного характера. Из делопроизводственных реквизитов шифротелеграмм воспроизводится только исходящий номер, поскольку именно на него имеются отсылки в последующих документах. Подписи под документами не воспроизводятся, за исключением авторских или тех, подписи под которыми не соответствовали обычной практике. Например, если госинформсводка подписана не начальником информотдела, как обычно, а заместителем председателя ОПТУ Г.Ягодой. Листы рассылок не публикуются.

Часть представленных в сборнике документов опубликована в извлечении. Информация, не относящаяся к теме сборника, и повторяющиеся сведения опускаются без оговорок. К сожалению, пришлось отказаться от публикации некоторых приложений к итоговым документам (листовки, воззвания, программные документы оппозиционных группировок и др.), в таких случаях в тексте сделана специальная ссылка.

Подготовка сборника осуществлялась в соответствии с "Правилами издания исторических документов" (М., 1990) и с учетом особенностей археографического оформления, принятого при подготовке 1-го тома.

Сборник снабжен научно-справочным аппаратом. Он включает в себя введение и археографическое предисловие, примечания по тексту и содержанию публикуемых документов, комментарии к упоминаемым в тексте фамилиям, а также подборку таблиц в качестве приложения к тому. В именной комментарий не включаются биографические сведения о широко известных государственных, политических и военных деятелях (В.И.Ленин, И.В.Сталин, А.И.Деникин и т.п.). К сборнику составлены именной и географический указатели.

Л.Борисова Н.Перемышленникова

полный текст тома II в формате DOC.


 

том III кн. 1
1930-1934 гг. Кн. 1. 1930-1931 гг.
Под ред. А.Береловича, В. Данилова. - М.: "Российская политическая энциклопедия" (РОССПЭН), 2003. - 864 с.

В настоящем сборнике представлены документы ОГПУ за 1930-1931 гг., относящиеся к первому этапу "сплошной коллективизации и ликвидации кулачества как класса" - массовых бедствий, обрушенных сталинским руководством на крестьянство в целом. Это документы о судьбе десятков и сотен тысяч людей, заключенных в концлагеря ГУЛАГ'а и "спецпоселения" в нежилых районах страны, об их гибели от репрессий и принудительного труда. В 1930 г. объем информации о действительном положении в деревне достиг максимума, что было прежде всего связано с ростом крестьянского сопротивления насилию. Имело значение и непосредственное участие системы государственной безопасности в этом насилии, особенно в "операциях по кулачеству", придавших информдокументам ОГПУ отчетно-учрежденческий характер. Попытки ОГПУ в начале 1931 г. соразмерить масштабы раскулачивания и выселения крестьянских семей с объективными возможностями их устройства в нежилых районах страны привели к столкновению со сталинским Политбюро, для которого никаких объективных ограничений не существовало. Результатом этого столкновения было сокращение и изменение характера информации ОГПУ для партийно-государственного руководства.

ISBN 5 - 86004 - 184 - 5
ISBN 5 - 8243 - 0304 - 5
ISBN 5 - 8243 - 0305 - 3
© А.Верелович, В. Данилов, Л.Самуэльсон и др., 2003
© Институт российской истории РАН, 2003
© Дом наук о человеке (Франция), 2003
© Центральный архив ФСБ РФ, 2003
© Совет науки Швеции, 2003
© "Российская политическая энциклопедия" (РОССПЭН), 2003

Авторы выражают благодарность МИДу Франции и Дому наук о человеке за постоянную помощь в осуществлении российско-французского научного проекта, результатом которого является этот том, а также Фонду Джанджакомо Фельтринелли (Италия), Совету науки Швеции и Государственному центру по научным исследованиям (Франция), оказавшим содействие в его издании

Археографическое предисловие

Представляемый вниманию читателей третий том документальной серии "Деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД" является продолжением серийной научной публикации комплекса информационных документов центрального и местного аппарата ОГПУ-НКВД за 1930-1934 гг. Работая над этим томом, составители стремились не только максимально раскрыть различные аспекты заявленной темы, но и показать особенности информационной работы как центрального аппарата, так и региональных органов ОГПУ в этот период. В связи с этим материалы сборника состоят из информационных материалов центрального аппарата ОГПУ, республиканских ГПУ и региональных полномочных представительств ОГПУ (ПП ОГПУ), что позволяет проследить имеющуюся между ними взаимосвязь при сборе и анализе информации.

Материалы книги 1-й третьего тома (1930-1931 гг.) показывают, что в рассматриваемый период "деревенская" тематика изучалась и обрабатывалась в центральном аппарате ОГПУ несколькими отделами. Ведущим из них в 1930 г. по-прежнему оставался Информационный отдел (ИНФО), слитый в марте 1931 г. с Секретным отделом в единый Секретно-политический отдел (СПО). Материалы ИНФО и СПО представляют основной состав сборника. Кроме них в сборник включены документы ряда других отделов Секретно-политического управления (СОУ): Центральной регистратуры (ОЦР), Транспортного (ТО), Особого (ОО), Контрразведывательного (КРО), а также документы Оперативной группы по раскулачиванию, Главного управления лагерей (ГУЛАГ) и Экономического управления (ЭКУ).

В рассматриваемый период начались изменения, как в формах, так и в тематике периодического информирования. В 1930 г. еще сохранялись сводки, справки и докладные записки. В сводках поступающая с мест информация оперативно обобщалась по регионам и в большинстве своем содержала наиболее конкретную характеристику и обстановки, и текущих событий. В справках, а тем более в докладных записках, давался анализ положения как по отдельным, так и по целому ряду регионов, даже по стране в целом. В 1931 г. сводка начинает исчезать как форма информации, основной становится справка. Так, например, если за 1930 г. в сборник включено 32 справки (из них 20 - составлены ИНФО) и 30 сводок, составленных различными отделами центрального аппарата ОГПУ, то в 1931 г. картина меняется - на 45 включенных в сборник справок (из них 29 - соответственно ИНФО/СПО) всего лишь 6 сводок (см. док. № 213, 244, 245, 270, 274, 278).

В связи с тем, что 1930-1931 гг. стали началом "сплошной коллективизации" и "массового раскулачивания", публикуемые в сборнике информационные материалы в первую очередь отражают связанные с ними результаты и проблемы. Текущая жизнь деревни отражается, прежде всего, через деятельность колхозов, причем, что вполне объяснимо, основное внимание органов ОГПУ было заострено на "недочетах" и "перегибах", а также сопротивлении кулачества. В связи с этим часть материалов этой группы имела типовую формулировку - "недочеты в организационной работе и классовой борьбе вокруг колхозного строительства" (см. док. № 4, 5, 6, 8, 27, 40, 44, 47, 89, 158). По-прежнему актуальными остаются вопросы посевной (см. док. № 99, 139, 171, 213) и уборочной кампаний и хлебозаготовок (см. док. Л? 131, 138, 159). Продолжает оставаться актуальной для 1930 и 1931 гг. и тема продовольственных затруднений (см. док. № 116-119), а наряду с ней - убой скота и мясозаготовки (см. док. № 2, 149, 198).

В публикуемых материалах нашли отражение и другие вопросы колхозного строительства, в том числе - "дефекты" в деятельности колхозов и совхозов (см. док. № 217), "засоренность колхозов классово-чуждыми элементами" (см. док. № 200), "недочеты" в работе МТС (см. док. № 197, 267), расселение демобилизованных красноармейцев на Дальнем Востоке и создание там красноармейских колхозов (см. док. № 191, 264), ход кампании по всеобучу (см. док. № 216), настроения деревни (см. док. № 208, 214, 216, 244), "настроения низового партийного и советского аппарата и деревенских коммунистов" (см. док. № 170).

Особую группу среди публикуемых материалов составляют документы о реакции крестьян на проводимые в деревне преобразования, так как информация о выступлениях крестьян, согласно табелю срочных донесений (см. статью В. Виноградова), относилась к разряду срочной информации и поэтому зачастую оформлялась в виде сообщений, прилагаемых к аналитическим справкам или сводкам. Так, например, в сборник включен целый ряд сообщений о выступлениях крестьян, в том числе женщин, в различных регионах страны (см. док. № 3, 46, 67-69, 134, 194, 201, 210, 215, 254, 272).

Наряду с проблемой колхозного строительства в сборнике отражены ход и результаты проводимых в 1930-1931 гг. органами ОГПУ "операций по кулачеству". Это, прежде всего, операции по выселению кулачества и размещению его в местах ссылки. Информация по этим вопросам обобщалась в первую очередь в подразделениях центрального аппарата ОГПУ, отвечающих за проведение данных мероприятий - СОУ (см. док. № 9-22, 24, 81) и отделов Центральной регистратуры (см. док. № 9- 22, 24, 162), Транспортного (см. док. № 77-80, 180-181, 265), Особого (см. док. № 90, 174, 184, 190, 203), а также Оперативной группы по раскулачиванию (см. док. № 76, 102-104, 120-123, 128).

Одновременно с проведением "операций" по выселению органами ОГПУ в 1930 г. проводились "операции" по ликвидации антисоветских группировок и формирований, которые на языке того времени обозначались как "контрреволюционный кулацко-белогвардейский и бандитский элемент". Информация по этому направлению оперативной работы органов ОГПУ представлена в сборнике в сводках и справках СОУ (см. док. № 12, 22, 24, 41, 81, 92). Итоги оперативной работы ОГПУ за первую половину 1930 г. освещены в объемном докладе КРО с соответствующим названием и приложенной к нему справке "о кулацкой к/р активности" (см. док. № 100-101). Дополняет доклад КРО справка Главного управления пограничной охраны и войск ОГПУ (ГУПО и ВОГПУ) об участии войск ОГПУ в операциях по кулачеству (см. док. № 130). Представляют интерес справка ИНФО о допущенных перегибах при раскулачивании, в которой содержится информация о количестве ликвидированных хозяйств и стоимости конфискованного имущества (см. док. № 114) и справка ОЦР о количестве лиц, арестованных органами ОГПУ в связи операцией по кулачеству на 1 октября 1930 г. (см. док. № 162).

В связи с переходом в ведение ОГПУ всех вопросов по организации не только высылки и транспортных перевозок высланных крестьян, а также вопросов по их расселению, хозяйственному устройству и использованию труда высланных в 1931 г., происходит соответствующее смещение акцентов в проблематике документов. Наряду с вопросами выселения (см. док. № 219, 235, 236, 241, 245, 250-253, 269-271), в числе которых одним из ведущих становится вопрос "устранения грубых ошибок при выселении" (см. док. № 238, 255-258), на первый план выходят проблемы, связанные с положением высланных кулаков, в том числе - их размещение, устройство, использование и снабжение (см. док. № 202-207, 210-212, 223-230, 248, 260, 263, 265, 267, 270, 275, 278). Ряд документов посвящен учету побегов спецпереселенцев и борьбе с ними. Основная информация по этим вопросам сосредоточена в справках ГУЛАГа (см. док. № 204-207, 243, 246, 249, 260 и др.) и Особого отдела (см. док. № 203, 212, 245, 252, 253, 268, 269 и др.).

Особое положение среди этой группы занимают документы комиссии АА. Андреева, созданной для руководства работой "по выселению и расселению кулаков" 11 марта 1931 г. Несмотря на то, что эти материалы не относятся к разряду информационно-аналитических, они в силу своей значимости и по месту своего хранения (отложились в фондах ОГПУ) были отобраны для публикации, поскольку они проливают свет на содержание информационных документов, объясняют возникновение в них глубоких противоречий. В сборнике опубликовано пять протоколов комиссии, из которых только один публиковался ранее (см. док. № 221, 222, 232, 233, 262), а также некоторые вспомогательные материалы, характеризующие ее деятельность (см. док. № 220, 239, 240). Все публикуемые документы комиссии отложились в ЦА ФСБ наряду с большим массивом документов ОГПУ по исполнению решений комиссии, многие из которых также помещены в сборнике (см. док. № 234-236, 243 и др.).

Несомненный научный интерес представляет публикация в сборнике докладных записок руководства ОГПУ в ЦК ВКП(б) на имя Сталина (см. док. № 83, 277), а также докладные записки руководителей отделов ОГПУ, направленные соответственно на имя Г.Г. Ягоды, Е.Г. Евдокимова и др.

Вторую самостоятельную группу публикуемых документов составляют материалы республиканских и региональных органов ОГПУ. Они представлены в сборнике в большинстве своем формами оперативного информирования - сообщениями по прямому проводу, телеграммами и почто-телеграммами, но есть и сводки, справки и доклады ПП ОГПУ. Последние являются наглядными примерами прямой информации, получаемой в ИНФО ОГПУ с мест (см. док. № 73, 113, 132, 133). В сборник вошли материалы республиканских ГПУ Украины и Белоруссии (см. док. № 42-43, 67-69, 126, 127, 143, 154, 250, 254), Грузии (см. док. № 188), ПП ОЩУ по Казахской АССР (см. док. № 71, 86, 146, 183), по Средней Азии (см. док. № 38, 45, 84, 85, 98, 129, 132, 187). Региональные органы ОГПУ представлены в сборнике документами ПП ОГПУ по Центрально-Черноземной области (см. док. № 48-49, 87-88, 96, 144, 149, 185), по Средне-Волжскому краю (см. док. № 82, 93, 94, 113, 133, 137, 147, 161, по СКК (см. док. № 140-141, 145, 166, 189), по Сибири, в том числе по Западно-Сибирскому краю (см. док. № 95, 135, 148, 153, 177, 178, 179, 182, 186, 192, 237, 261), по Уралу (см. док. № 72. 115. 125), по Северному краю (см. док. № 124, 193), по Дальнему Востоку (см. док. № 175, 157, 176), по Московской области (см. док. № 73, 273).

Местные органы ОПТУ информировали Центр по всем вопросам жизни деревни. Тематика включенных в сборник подобного рода документов также разнообразна. Это и политическое состояние регионов, особенно в связи с хлебозаготовками (см. док. № 38, 86, 146, 183, 185- 187, 192), ход хлебозаготовок (см. док. № 135, 140-141, 143, 145-147, 182), "перегибы" при коллективизации (см. док. № 73, 96, 113), выходы из колхозов и распад колхозов (см. док. № 85, 94), выступления и недовольства крестьян (см. док. № 48-49, 66-68, 82, 87-89, 93, 115, 125, 189), ход и результаты операций по раскулачиванию, выселению кулачества, а также по ликвидации а/с актива (соответственно, см. док. № 133, 71, 175-181, 187, 45, 84, 98, 132, 153, 154, 188), вопросы "кулацкой ссылки", в том числе проблемы бегства оттуда (см. док. № 126, 127, 175-181, 187), работа судебных троек на местах (см. док. № 43, 95, 129).

Наряду с перечисленными информационными материалами в сборник включена незначительная по объему, но важная для единства восприятия группа материалов директивных и распорядительных документов руководства ОГПУ, направляемого на места с целью дополнительного информирования о порядке проведения организационных мероприятий, а также для уточнения требований по сбору необходимой информации. Некоторые из них в силу своей значимости для данного издания повторно опубликованы (см. док. № 1, 219).

Исключения представляют также представленные в сборнике материалы комиссии С.А. Бергавинова (см. док. № 105-106), а также ряд писем, в том числе В.Н. Толмачева (см. док. № 97), С.М. Буденного (см. док. № 7) в защиту бывших участников гражданской войны, из редакции газеты "Беднота" (см. док. № 70), родственников заключенных (см. док. № 107-112, 195).

В сборнике публикуются документы двух архивов: Центрального архива ФСБ РФ (ЦА ФСБ РФ) и Российского государственного архива экономики (РГАЭ), причем материалы последнего являются частью массива документов ГПУ-ОГПУ за 1923-1926, 1930-1932 гг., сохранившегося в бывшем секретном архиве Наркомзема. Эти документы "отраслевой" направленности, присылались для информирования руководства наркомата, а затем, вопреки правилам, не были уничтожены или отосланы назад. В результате сложился совершенно особенный комплекс документов, отобранных самим ОГПУ по деревенской тематике.

Все документы публикуются впервые за исключением нескольких, о которых говорилось ранее.

Сборник построен по хронологическому принципу и разделен на два самостоятельных раздела: "1930 год" и "1931 год". Внутри разделов также соблюден хронологический принцип. Однако, в ряде случаев составителями используется группировка документов в пределах небольших отрезков времени (от нескольких дней до двух месяцев) либо по общности тематики, либо по единству вида и происхождения (см. док. № 9-22, 28-37, 42-43, 48-49, 50-65, 66-68, 74-76, 87-88, 102- 104, 107-109, 116-119, 164-169, 175-179, 185-187, 223-230, 255- 258 и др.). В этих случаях заголовки составляющих единую группу отдельных документов содержат лишь порядковый номер документа в сборнике, затем делопроизводственный номер документа (если он есть) и краткое содержание. Часть сводок не имеет точной даты. В этих случаях датировка дается либо по содержанию документа, либо по дополнительным делопроизводственным пометам и указывается словами "не ранее" "не позднее".

Каждый документ имеет редакционный заголовок, который включает в себя информацию о виде документа, его авторстве, адресате, дате составления и содержании. Исключение составляют несколько документов за февраль 1931 г. (№ 201, 202, 210, 211), авторство и адресатов которых установить не удалось. В этих случаях приведены в кавычках собственные заголовки документов с соответствующим пояснением в примечаниях по тексту. Кроме того, отдельные собственные заголовки документов, либо элементы их типовых названий, заключенные в кавычках, сохранялись составителями, чтобы показать особенности фразеологии информационных материалов того времени.

Грифы "секретно" и "совершенно секретно", имеющиеся у всех публикуемых документов, не воспроизводятся. Также опущены пометы и резолюции делопроизводственного характера. Исключения составляют резолюции руководителей ОГПУ. Информация о рассылке информационных материалов опускается. В ряде случаев адресаты сохранены - при условии, если среди них присутствуют имена политических руководителей, не имеющих отношение к органам ОГПУ. Это прежде всего имена И.В. Сталина, В.М. Молотова, Л.М. Кагановича. Адресаты сохранены также в документах оперативного информирования, которые присылались ПП ОГПУ по прямому проводу, чтобы показать, кому в первую очередь внутри ОГПУ адресовывалась та или иная информация.

Часть представленных в сборнике документов опубликована в извлечении, о чем свидетельствуют отточия. Информация, не относящаяся к теме сборника, опускается без оговорок, при необходимости в примечаниях даются сведения о ее содержании. Из-за ограничения объема издания пришлось отказаться от публикации некоторых приложений к итоговым документам (справки об отдельных событиях, листовки, воззвания, программные документы оппозиционных группировок и др.); такие случаи оговорены в примечаниях под строкой. Выделенные в тексте документов части текста, предложения или отдельные слова (подчеркивания, большой регистр, разрядка) при публикации документов даются курсивом без оговорок. Подготовка сборника осуществлялась в соответствии с "Правилами издания исторических документов" (М., 1990) и с учетом особенностей археографического оформления, принятого при подготовке 1-го и 2-го томов.

Сборник снабжен научно-справочным аппаратом. Он включает в себя вводные статьи, археографическое предисловие, примечания по тексту и содержанию публикуемых документов, перечень публикуемых в сборнике документов. Список сокращений, именной указатель, биографические комментарии на упоминаемые в тексте фамилии и географический указатель будут даны во 2-й книге 3-го тома.

Составители выражают глубокую благодарность за участие в написании примечаний/С.А. Красильникову (Новосибирск), Г.Ф. Матвееву (Москва) и А.Г. Морозову (Черкассы).

Н. Тархова, Т. Сорокина

полный текст тома III кн. 1 в формате DOC.


 

том III кн. 2
1930-1934 гг. Кн. 2. 1932-1934 гг.
Под ред. А. Береловича,[В. Данилова]. - М.: "Российская политическая энциклопедия" (РОССПЭН), 2005. - 840 с.

Вторая книга третьего тома "Советская деревня глазами ОПТУ-НКВД" содержит документы, относящиеся к наиболее драматическому периоду (1932- 1934) столкновения сталинского государства с большей частью крестьянства. Эти документы освещают многие формы сопротивления крестьянства (от наиболее активных до самых пассивных) насильственным поборам государства, крайнюю напряженность на "фронте хлебозаготовок", которая достигла своего апогея летом и осенью 1932 г. Документы позволяют понять механизмы, приведшие к страшному голоду, поразившему наиболее плодородные сельскохозяйственные регионы страны (Украина, Северный Кавказ, Волга). Среди наиболее впечатляющих документов, касающихся голода, фигурируют письма крестьян, перехваченные цензурой, а также некоторое очень ограниченное число докладов ОПТУ, предназначенных для внутреннего пользования, поскольку информация об этой катастрофе, в основном вызванной политикой сталинской власти, хранилась в строжайшем секрете даже внутри самого ОГПУ. Голод 1932-1933 гг. является центральной темой этой книги, вместе с тем в книге приводятся документы, относящиеся к 1934 г. и содержащие очень полную информацию об этом периоде, который был ознаменован переходом к менее конфликтным отношениям между государством и крестьянством, когда голод постепенно начинает отступать. Этот материал свидетельствует о тех страшных индивидуальных и коллективных психологических травмах, которые испытали люди, пережившие эту катастрофу.

ISBN 5 - 86004 - 184 - 5
ISBN 5 - 8243 - 0304 - 5
ISBN 5 - 8243 - 0305 - 1
© А. Берелович, IВ. Данилов , Л. Самуэльсон и др., 2005
© Институт российской истории РАН, 2005
© Дом наук о человеке (Франция), 2005
© Центральный архив ФСБ РФ, 2005 © Совет науки Швеции, 2005
© "Российская политическая энциклопедия" (РОССПЭН), 2005

Авторы выражают благодарность МИД Франции и Дому наук о человеке за постоянную помощь в осуществлении российско-французского научного проекта, результатом которого является этот том, а также Фонду Джанджакомо Фельтринелли (Италия), Совету науки Швеции, Франко-российскому центру общественных и гуманитарных наук в Москве и Государственному центру по научным исследованиям (Франция), оказавшим содействие в его издании

Археографическое предисловие

Во 2-й книге 3-го тома документальной серии "Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД" публикуются информационные документы, раскрывающие различные аспекты жизни сельского населения СССР в 1932-1934 гг. В сборнике представлены документы центрального аппарата ОГПУ СССР, его республиканских органов (ГПУ республик) и местных органов (полномочных представительств ГПУ в различных регионах страны). В результате преобразований, произведенных в центральном аппарате в предшествующие годы, главным подразделением, собиравшим информацию о внутренней жизни страны, являлся Секретно-политический отдел ОГПУ (СПО), документы которого занимают основное место в данном сборнике. В центре и на местах в результате обработки полученной информации составлялись спецсводки и спецсообщения. Информирование ЦК ВКП(б) о ходе и результатах выполнения партийных решений, как правило, осуществлялось в форме докладных записок, адресованных И.В. Сталину.

По характеру информации публикуемые документы за 1932-1934 гг. можно условно разделить на несколько групп. Это, в первую очередь, документы, содержащие оперативную информацию: спецсводки, оперативно-информационные сводки, спецсправки и спецсообщения органов ОГПУ всех уровней. В поле зрения составителей впервые появилась и такая разновидность документа, типичная для делопроизводства военных учреждений, как рапорт. Так, в сборнике публикуется несколько рапортов начальника СПО руководству ОГПУ.

Особое место в материалах 1933-1934 гг. занимают сводки донесений заместителей начальников политотделов МТС по работе ОГПУ о продовольственном положении в колхозах, вредительстве, о недостатках в ремонте тракторного парка, в проведении уборки и др. (док. № 208, 216, 221, 226, 231, 241, 259 и др.).

В фондах ЦА ФСБ РФ выявлена сводка ОГПУ о настроениях делегатов Первого съезда колхозников-ударников, которая публикуется полностью (док. № 76), как и не менее важная и репрезентативная сводка писем из деревни в Красную армию (док. №81).

Вторую группу составили директивные документы центрального аппарата ОГПУ-НКВД. Циркуляры о "борьбе со спекулянтами" обращают на себя внимание ярко выраженным классовым характером содержащихся в них положений и, как следствие, отсутствием формулировок, обозначающих термины "спекуляция", "спекулянт". Из текста следует, что определение "кулак" автоматически означало обвинение в спекуляции. Одновременно в одном из циркуляров указывалось: "избегать ареста рабочих и лиц из близких нам социальных прослоек" (док. № 36, 40 и др.).

Комплекс директивных и информационных материалов органов ОГПУ о пресечении массового выезда крестьян из районов, пораженных голодом, публикуется в целостном виде и динамике (док. № 63, 72, 75, 90 и др.).

Важной особенностью представленных документов является то, что они освещают положение в деревне с разных точек зрения: во-первых, с позиции высшего руководства, во-вторых, отражают мнение исполнителей партийных директив, руководителей на местах и, наконец, отношение самих крестьян к коллективизации, "спускаемым" планам хлебозаготовок, к правительственным постановлениям по сельскому хозяйству (док. № 25, 27, 29, 31 и др.).

Документы показывают, что местные коммунисты испытывали растерянность, видя реальное положение с хлебом и невозможность выполнить полученные директивы. Часть из них находила выход из положения в искажении отчетных данных, но были и такие коммунисты, которые, остро чувствуя трагизм ситуации и не встречая понимания у вышестоящих руководителей, кончали жизнь самоубийством (док. № 186, 207 и др.).

Не менее трагична информация, содержащаяся в секретных сводках ОГПУ о продовольственных затруднениях в различных регионах России, Украины и Казахстана (док. № 85, 86, 93-97, 135, 169, 173, 176, 190, 193, 196, 203 и др.). Доступ к информации такого рода был жестко ограничен. Опубликованное в сборнике указание председателя ГПУ Украины В.А. Ба-лицкого в некоторой степени объясняет, почему сохранилось так мало письменных документальных источников о голоде 1933-1934 гг. Информация передавалась строго конфиденциально, секретность обусловливалась политическими и практическими соображениями (док. № 102).

Наряду со сводками, докладными записками и спецдонесениями публикуются справки и записки по прямому проводу с информацией оперативного характера о проведении разного рода кампаний на селе.

В сборнике представлены документы двух архивов: Центрального архива ФСБ РФ (ЦА ФСБ РФ) и Российского государственного архива экономики (РГАЭ). Все они публикуются впервые.

Подготовка документов к публикации проведена в соответствии с "Правилами издания исторических документов" (М., 1990) и с учетом археографических особенностей, зафиксированных в уже изданных томах данной серии.

Сборник построен по хронологическому принципу. Каждый документ имеет заголовок, в котором содержится информация о разновидности документа, его авторе, адресате, содержании и дате составления. В большинстве случаев документы имеют редакционные заголовки. Но учитывая неоднозначность и крайнюю идеологизированность использовавшихся терминов, а также следуя принципу историзма, составители стремились сохранить те заголовки, которые были даны документам в момент их создания. В этих случаях текст заголовков или их отдельные элементы приведены в кавычках.

При публикации сняты грифы "секретно" и "совершенно секретно", имеющиеся у всех публикуемых документов. Так же не воспроизводятся пометы делопроизводственного характера. Опущены данные рассылки спецсообщений СПО ОГПУ. Первыми среди их получателей значились руководители ОГПУ. Указание имен адресатов сохранено только в тех случаях, если это фамилии секретарей ЦК ВКЩб): И.В. Сталина, В.М. Молотова, Л.М. Кагановича.

Незначительная часть публикуемых документов дается в извлечении. В таких случаях в заголовке документа указывается "из", а опущенный текст обозначается отточием. Информация, не относящаяся к теме сборника, изъята без оговорок. При необходимости содержание такой информации излагается в примечаниях. По этическим соображениям составителями при публикации опущены тексты с описанием случаев детоубийства, людоедства и трупоедства в районах, пораженных голодом.

Читателю следует учитывать и другие особенности формирования текста спецсводок и спецсообщений. Выступления на различных собраниях и высказывания в узком кругу рядовых коммунистов и беспартийных колхозников, многочисленные цитаты из которых включались в документы ОГПУ, зачастую звучат шероховато. Это совершенно естественно, таков был уровень грамотности как говоривших, так и сообщавших об этом. К тому же текст документов, пройдя промежуточные стадии обработки в местных органах и неоднократную перепечатку, нередко приобретал искажения. Готовя текст документов к публикации, составители ставили перед собой задачу максимального сохранения особенностей языка, характерных для этого исторического периода в целом и для сельской части населения в отдельности. Без оговорок исправлены только явные ошибки и опечатки.

Географические названия, в том числе названия деревень и сел, сверены по опубликованным справочникам и картам, хранящимся в РГВА. Проверены итоговые данные таблиц, выявленные расхождения в цифровых показателях приведены в текстуальных примечаниях.

К публикуемым документам составлен следующий научно-справочный аппарат: вводная статья, археографическое предисловие, примечания к тексту и содержанию документов, перечень публикуемых документов. Во второй книге помещены именной указатель, биографические комментарии и географический указатель, составленные к обеим книгам 3-го тома в целом.

Л.В. Борисова Н.М. Перемышленникова

полный текст тома III кн. 2 в формате DOC.

* * * * * * * * *

ВЫСКАЗАТЬСЯ, ЗАДАТЬ ВОПРОС

© ЛАДИМ.org 2017. О ПРОЕКТЕ